Войти

Guardian: за влияние на Балканах Европе придётся потягаться с Россией и Китаем

Возобновление усилий ЕС по интеграции Балкан похвально, однако европейские политики должны принимать во внимание ...

Сдерживать «агрессию России» будет «украинский Бонапарт»

Украина официально отказывается от термина «Антитеррористическая операция» по отношению к гражданской войне ...

Экспортные достижения машиностроения России в 2017 г.

Экспорт машин, оборудования и транспортных средств (в методике Росстата и ФТС России) в 2017 г. составил 28,1 млрд долл., показав рост на 14,6% или 3,57 млрд долл. Это стало вторым результатом в российской истории, немного уступающим показателю 2013 г. (28,8 млрд долл.). При этом поставки в&nbs...



» »

Чему Первая мировая может научить относительно северокорейского кризиса

Статьи » Чему Первая мировая может научить относительно северокорейского кризиса


5 сентября 2017 Андреас Херберг-Роте Андреас Херберг-Роте - старший преподаватель Университета прикладных наук в Фульде.
Резюме:Не следует тешить себя иллюзией, будто в наш век мир является естественным состоянием человечества. Актуальны ли для сегодняшнего дня уроки Первой мировой войны? Ее разрушительных последствий? Или урок только один: что из истории ничему нельзя научиться? Обречены ли мы на повторение истории?
Не следует тешить себя иллюзией, будто в наш век мир является естественным состоянием человечества. Актуальны ли для сегодняшнего дня уроки Первой мировой войны? Ее разрушительных последствий? Или урок только один: что из истории ничему нельзя научиться? Обречены ли мы на повторение истории? Эти вопросы особенно актуальны ввиду того, что Северная Корея продолжает поднимать градус напряженного противостояния в Восточной Азии, проводя провокационные ядерные испытания и запуски ракет. Можно заметить большое сходство между ситуацией, сложившейся в Европе накануне 1914 г., и нынешними конфликтами в Азии. Главная цель многих стран за пределами западного мира – получить от ведущих западных держав признание и восстановить былой статус мировых держав и цивилизаций, утраченный в процессе европейской колонизации и гегемонии. Желание признания – движущая сила экономического и политического подъема в Азии. То же самое можно сказать о конфликте между устоявшимися, растущими и переживавшими упадок державами перед началом Первой мировой войны. Мы снова живем в такое время, когда война между великими державами считается маловероятной, поскольку никто в ней не заинтересован – ведь исход был бы настолько разрушительным, что все стороны сделают все, чтобы только избежать ее. Такая логика, похоже, преобладает в исходных предпосылках и образе мышления в наши дни: мировой конфликт в Азии, подобный Первой мировой войне, мог бы привести к опустошительным разрушениям в большей части Азии, Европы и Северной Америки. Конечно, никому этого не нужно. Но что если конфликты в Азии разгорятся-таки ради признания, пусть они и не отвечают национальным интересам ни одной страны? Что сделать, чтобы тебя снова приняли в клуб равных после унижения, пережитого азиатскими государствами в процессе европейской колонизации и последующей американской гегемонии? На самом деле память о прошлых страданиях – незаживающая рана на «теле» многих азиатских наций. Является ли потребность в признании иррациональной, или это логика другого вида, которую нам необходимо учитывать? Первая мировая война привела европейские державы к разрушительным последствиям. Это важный урок: когда военные цели и стратегии берут верх над внятными политическими целями, ограниченный конфликт может перерасти в кошмар с миллионами жертв и невыразимым бессмысленным страданием. Глубочайшая и самая скрытая от глаз причина эскалации в годы Первой мировой войны заключалась в том, что ни одна из сторон не могла признать поражение или неудачу. По ходу войны цели Германской империи становились все более иррациональными и нереалистичными. Гордость, чувство собственного достоинства и самоидентификация Германского Рейха не допускала признания поражения и неудачи. То же самое можно было сказать и о России, Франции, Англии, империи Габсбургов и Османской империи. Империи знали, что не удержат власть, если признают поражение. Военное поражение было бы для них унизительно, поэтому они сражались не на жизнь, а на смерть. Конец формы Конечно, нельзя ставить знак равенства между усиливающимся сегодня Китаем и усиливавшейся в те далекие годы Германской империей. Но, хотя тогдашние и сегодняшние действующие лица кажутся совершенно разными, динамика, порождаемая конфликтом между формирующимися, растущими и увядающими державами, на удивление похожа. Первая мировая война может многому научить нас сегодня и от много предостеречь. Главное – предпринять необходимые шаги по недопущению и упреждению мировой войны в Азии. В данном случае усилия, предпринятые в годы холодной войны для недопущения вооруженного конфликта между двумя сверхдержавами (например, прямая связь между Москвой и Вашингтоном) – пример для подражания участникам потенциального конфликта в Азии. Отсутствие в настоящее время многосторонних организаций в Азии для урегулирования споров наподобие тех, что были созданы в Европе после 1945 года – опасный прецедент. Видный китайский ученый Чжан Вэй-Вэй доказывал, что мир трансформируется из иерархической системы международных отношений в более симметричную. Аналогичный аргумент приводил и немецкий философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель: если в истории достигается долгосрочный прогресс, то он связан с трансформацией иерархических общественных отношений в более симметричные межобщественные и внутренние связи. Что нам нужно, так это поиск баланса и гармонии между Западом и Востоком. Знаменитая аксиома Томаса Гоббса гласит, что естественное состояние человечества – не мир, а война всех против всех. Не следует обманывать себя предположением, будто в наш век что-то изменилось. Как однажды сказал покойный Ицхак Рабин, «с друзьями мир не заключают. Мир заключают с самыми заклятыми врагами». Начальный политический тезис – различать друзей и врагов; конечная цель – быть посредником между друзьями и врагами, найти точки соприкосновения между антагонистическими противоречиями, не устраняя при этом конкуренцию. Возможно, это самый важный урок истории для нас сегодня. И мы не должны забывать роль удачи в геополитике. Во время Кубинского кризиса министр обороны США Роберт Макнамара сделал знаменитое заявление, что тот не перерос в мировую войну исключительно благодаря удаче и везению: «В конечном итоге нам просто повезло. Именно удача предотвратила ядерную войну. Мы были в шаге от ядерной войны… Разумные люди очень близко подошли к полному уничтожению своего общества и населения. И эта опасность все еще существует сегодня». В настоящее время все великие державы используют военные средства для отстаивания своих политических и экономических интересов. Нельзя делать ставку на то, что военные стратегии не приведут к эскалации ограниченных конфликтов в мировые войны. Опубликовано в World Post

.


Читайте также: 



06.09.2017
Похожие статьи:
  • Оливер Стоун сравнил санкции США с преддверием Первой мировой войны
  • Оливер Стоун сравнил санкции США с преддверием Первой мировой войны
    Американский режиссер Оливер Стоун заявил, что ситуация с санкциями США против России напоминает начало Первой мировой ...
  • Новая мировая война, если кто не понял, набирает силу
  • Новая мировая война, если кто не понял, набирает силу
  • Андрей Фурсов: Как и кем была организована Вторая Мировая война
  • Андрей Фурсов: Как и кем была организована Вторая Мировая война
    Андрей Фурсов о том, как мы выиграли право остаться в истории, борьбе Запада с Россией, сирийском и украинском кризисах, противостоянии капитализма и антикапитализма и значении Победы во Второй Мировой войне в отношениях между странами СНГ.
  • Феномен «диких русских» в мировой политике
  • Феномен «диких русских» в мировой политике
    Постоянно приходится слышать упрёки-издёвки со стороны ЕС, США, а также их младших братьев по разуму. Мол, «мы все живём в XXI веке, и только эти les Russes всё ещё мнят себя казаками во взятом Париже, ха-ха, дикость какая». Подобного рода реакция на политику РФ встречается у людей двух типов: 1.
  • Начало горячей фазы мировой войны
  • Начало горячей фазы мировой войны
    Допустим, в какой-то момент у нас случается мировая война. С 2011 года начались «предварительные войны», подобно тому, каковы были ливийская и балканские войны для Первой Мировой. Сегодня в непосредственные военные действия ещё не вовлечены первоклассные нации. Они пока еще разбираются с помощью
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.