Войти

Водитель фуры, раздавившей такси в Харькове, был под воздействием наркотиков

За содеянное с тремя жертвами мужчине грозит до 12 лет тюрьмы.

Берлин призывает конгресс США не вводить санкции против «Северного потока — 2»

Об этом сообщает портал Axios со ссылкой на письмо посольства Германии в Вашингтоне.

В Африке установили памятник российским военспецам (ФОТО)

Вклад россиян в борьбу с боевиками увековечили в камне в Центральноафриканской республике.


» » Дмитрий Медведев. Шесть уроков одной пандемии

Дмитрий Медведев. Шесть уроков одной пандемии

Новости, Политика » Дмитрий Медведев. Шесть уроков одной пандемии


Дмитрий Медведев. Шесть уроков одной пандемии

Заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев - о прошлом, настоящем и будущем борьбы с COVID-​19

"Тот, кто желает, но не действует, порождает эпидемию"

У. Блейк


Главные тезисы:



Глобализация. Основание - борьба с пандемией.




ВОЗ надо дать больше полномочий.




Ковидные паспорта наше будущее.




Сегрегация по прививочному признаку эффективна.




В мире продовольственный кризис.




Биологические лаборатории США представляют опасность.




Контроль виртуального пространства.




Общественные интересы выше личных.




Ковид это надолго, существующие ограничения и правила, скорее всего останутся на длительный период, а возможно и навсегда.




Удалённая работа и дистанционное обучение наше будущее.



Пандемия новой коронавирусной инфекции COVID-​19 стала крупнейшим потрясением в истории последних десятилетий. Ее неслучайно сравнивают с "третьей мировой войной", имея в виду разрушительные последствия от распространения смертельно опасной болезни. Нанесен огромный урон социальной сфере, экономике, культуре многих государств на всех континентах. Число жертв и пострадавших исчисляется десятками миллионов. Одних только умерших непосредственно в связи с перенесенной болезнью почти пять миллионов.

Первую, самую яростную атаку вируса удалось успокоить. К тому же значительная часть людей просто привыкла жить в условиях пандемии. Привыкла к проблемам, ограничениям и, увы, даже к самой болезни и ее трагическим последствиям. До окончательной победы над ним еще очень далеко. Угроза огромна, враг очень опасен. Эксперты говорят и об "отложенном кумулятивном эффекте" сегодняшних проблем. Исход этого беспрецедентного сражения, как это ни банально еще раз прозвучит, зависит от того, насколько слаженными будут действия всех стран мира в борьбе с новой инфекцией. Сможем ли мы извлечь уроки из пережитых нами трагических событий? Готовы ли пересмотреть свои стратегические подходы к серьезным мировым проблемам и тактику действий в тяжелых, непредсказуемых ситуациях, когда реагировать надо быстро и точно? Это важнейшие вопросы, которыми задаются сейчас все здравомыслящие люди в мире. Но в первую очередь ответить на них должны власти всех государств, члены международных союзов и объединений, различных "групп влияния", от которых зависит принятие самых важных и неотложных решений глобального уровня.

Чуть больше года назад в своей статье для журнала "Россия в глобальной политике" ("Сотрудничество в сфере безопасности в период пандемии нового коронавируса", журнал "Россия в глобальной политике", № 4, июль/август 2020 г.) я подробно останавливался на этих темах. Уже тогда было ясно: риски, созданные коронавирусом, исключительно высоки. Ответ на них может и должен быть универсальным. Это предполагает постоянное и полноценное сотрудничество между государствами, правительствами и компаниями. К сожалению, многие конструктивные идеи так и остались в ранге благих пожеланий: их не смогли или (что чаще) не захотели использовать.

Чтобы предотвращать катастрофы такого масштаба, требуется способность выше остального ставить заботу о жизни

Поэтому по-​прежнему важно не упустить сохраняющиеся возможности. Чтобы предотвращать катастрофы такого масштаба, как мировая пандемия ранее неизвестного вируса, не в меньшей степени, чем передовые технологии и вакцины, требуются политическая воля, дипломатические усилия и способность выше всего остального ставить главное - заботу о жизни, здоровье и безопасности миллионов людей. Вне зависимости от их образования, имущественного статуса, национальной принадлежности, возраста, пола и профессии. Без этого окончательная победа над вирусом невозможна.

Хотел бы подробнее остановиться на том, чему научили нас эти почти два года. Какие уроки мы извлекли и как нужно действовать дальше.

Первый урок пандемии - угрозы нужно принимать всерьез. И действовать на опережение, а не постфактум

В первый период распространения коронавируса, с декабря 2019 до начала марта 2020 года, во многих странах к проблеме отнеслись достаточно беспечно. Первые сообщения о новом заболевании были восприняты слишком спокойно. Во многом потому, что людям казалось: страшный вирус "где-​то далеко", развитые страны он не затронет. Сказывалась и привычка к ежедневным сообщениям о катастрофах в разных частях планеты. В новостных лентах они обычно на первом месте, но реакция на такие сюжеты давно притупилась, их слишком много. Однако руководству государств, в отличие от обывателей, уже тогда нужно было нажимать "тревожную кнопку".

Промедление обошлось дорого. К середине февраля 2020 года бедствие начало обретать все более серьезные масштабы. В современном мире с его прозрачными границами и глобальной экономикой эпидемии тоже не знают барьеров. Число инфицированных и жертв новой болезни начало стремительно расти. Правительства многих стран были поставлены перед необходимостью срочно переформатировать систему здравоохранения, развертывать новые места в больницах, оснащать лечебные учреждения медицинским оборудованием, а людей - средствами индивидуальной защиты. В России в тот момент оперативно приступили к разработке сценариев действий на случай массового распространения болезни. В режим повышенной готовности были приведены все профильные структуры и службы.

С середины - конца марта и примерно до середины июня 2020 года пандемия вошла в следующую, "острую" фазу. Угроза стала реальностью, болезнь из Китая двинулась на штурм других стран. Эпидемию переквалифицировали в пандемию.

Мы хорошо помним это время, когда закрывались границы, создавались оперативные штабы, объявлялись длительные нерабочие периоды и вводились ограничения на мобильность людей. Руководство каждой страны столкнулось с мнимой дилеммой, кого спасать первым: экономику или людей. Точнее, куда прежде всего направлять деньги: в социальную помощь или в поддержку бизнеса. Большинство стран, и Россия в их числе, выбрали смешанный путь. После жесткого режима изоляции был найден разумный баланс - государство поддержало и граждан, и наиболее пострадавшие отрасли, гибко реагировало на ситуацию и не допустило катастрофических сценариев. Уже к началу прошлого лета в России были разработаны эффективные протоколы лечения больных, налажены производство и закупка средств индивидуальной защиты и необходимого медицинского оборудования. От карантинных мер в восторге, безусловно, не был никто. Но они доказали свою достаточную эффективность. При этом, нужно прямо признать, что чем жестче был режим "локдауна", тем эффективнее была борьба с эпидемией. Пример этому Китай. Другое дело, что каждая страна и ее население имеет свою специфику, национальные привычки, поведенческие стереотипы. Очевидно, что в Европе не проходят многие схемы, возможные на востоке. Но результат был везде. И волна пандемии пошла на убыль.

Не может быть обособленного иммунитета в отдельно взятой стране. Возможен только коллективный иммунитет глобального масштаба, достигать которого нужно сообща

В третью фазу пандемии мы вошли летом - в начале осени прошлого года. К этому времени большинство компаний и, что особенно важно, вся система образования перестроились на удаленный формат работы. В России был оптимизирован управленческий инструментарий, стали более эффективными каналы взаимодействия граждан и государства. Люди смогли получать важнейшие государственные услуги дистанционно, социальные выплаты начали осуществляться в проактивном режиме. Было очевидно, что эпидемия вскоре вернется с новой силой, и на ее предупреждение государство направило значительные ресурсы. Завершились испытания вакцин против коронавируса, были зарегистрированы первые из них.

Эта работа шла одновременно во многих странах. В то же время в обществе нарастали тревога и недовольство: люди устали от долгих карантинов и постоянных опасений за свое здоровье. Предметами дискуссий на разных континентах все чаще становились нарушения прав человека во время "локдаунов".

Четвертый этап пандемии, наступивший осенью - зимой 2020-2021 годов, был ознаменован новым ростом заболеваемости. Появились новые штаммы вируса, коронавирус распространялся повсеместно, а не в локальных очагах, как это происходило прежде. Те, кто питал надежды на скорое преодоление болезни и возвращение к нормальной жизни, были вынуждены расстаться с иллюзиями. Введение новых ограничительных мер и "локдаунов" многие граждане встречали резко негативно. Вспышки протестной активности мы наблюдали в Нидерландах, США, Италии, Германии и других странах. И даже в России, хотя и в гораздо меньшей степени.

Дмитрий Медведев. Шесть уроков одной пандемии

13.03.2020. Кремона, Италия. Медсестра утешает коллегу во время пересменки. Фото: AFP

В пятую фазу пандемии мы вступили весной этого года, и этот период продолжается до сих пор. Сейчас мы наблюдаем очередной подъем уровня заболеваемости, который с учетом большего объема тестирования достиг исторического максимума. Уровень заболеваемости колеблется на весьма высоком, почти критическом уровне, идет массовая вакцинация. При этом жизнь в новой реальности требует продуманных, взвешенных решений, долгой "окопной" войны с пандемией. И эту борьбу следует вести общими силами всех стран. Невзирая на все объективные трудности и тем более - на чьи-​либо политические амбиции.

Второй урок пандемии: бороться с ней можно лишь общими усилиями международного сообщества. Поодиночке обречены на поражение все

Что происходит сейчас в мировой экономике? Ответить можно одним словом - спад. И он гораздо серьезнее, чем в период финансового кризиса 2008-2009 годов. Международные организации оценивают его масштабы в диапазоне от 3,3% (данные МВФ) до 3,6% (Всемирный Банк). В отдельных странах это еще более ощутимо. Экономика Великобритании сжалась в 2020 году на 9,8%, Франции - на 8,1%, Германии - на 4,9%, Канады - на 5,4%, ЮАР - на 7%, Индии - на 8% (по данным Всемирного Банка). В целом кризис сильнее ударил по развитым странам, имеющим более высокий уровень глобализации. Международный валютный фонд оценивает провал экономик развитых стран в 2020 году в 4,7%, тогда как развивающихся - в 2,2%. Но при этом более продвинутые экономики демонстрируют способность к ускоренному восстановлению. Так, по прогнозу Организации экономического сотрудничества и развития, большинство развитых стран полностью восстановят докризисный уровень (с точки зрения ВВП на душу населения) к концу 2022 года. Некоторые развивающиеся страны смогут вернуться к допандемийным показателям не ранее 2024 года. Очевидно, что в мире наступает продовольственный кризис. Цены на продукты питания растут везде, ускоряется продуктовая инфляция.

Для преодоления последствий глобального спада требуется эффективная политика, направленная на дальнейшее восстановление экономики, удержание ценовой стабильности. Уже сейчас высокий уровень долга в некоторых странах и невиданные темпы инфляции стали новыми вызовами на пути к этим целям. Многое будет зависеть и от темпов возобновления внешнеторгового оборота, особенно в плане экспорта-​импорта услуг.

Точных прогнозов дать сейчас не может никто. На ситуацию в мировой экономике влияет множество неэкономических факторов: темпы вакцинации населения, угроза появления новых, более опасных штаммов коронавируса. И особенно сильно - факторы политического характера. В том числе такие, как политическая воля к международному сотрудничеству в борьбе с коронавирусом. Однако далеко не все государства готовы ее проявить. И это сегодня одна из самых серьезных проблем.

Любой кризис неизбежно меняет в мире очень многое. И расстановку сил на международной арене тоже. "Коронакризис" исключением не стал. Уникален он прежде всего тем, что перед ним все страны - и экономически мощные, и совсем слабые - оказались по сути равны. И все так или иначе пострадали. Всем пришлось мобилизовать свои ресурсы. Серьезнейшая, порой непосильная нагрузка легла на системы здравоохранения и социальные службы. Каждая страна была вынуждена в борьбе с эпидемией выбирать меньшее даже не из двух, а из множества зол. При этом и те, кто проявлял в этой работе чудеса эффективности, не были застрахованы от новых вспышек эпидемии. Процессы глобализации, современное развитие технологий, скорость транспортного обмена превращают нашу планету в идеальную среду для распространения вируса. Полностью "опустить железный занавес" не может ни одно государство. Рано или поздно ему все равно придется возобновлять торговый оборот, выдавать въездные визы туристам и предпринимателям или выпускать за границу собственных граждан. А значит (что было ясно уже в момент написания первой статьи), не может быть обособленного иммунитета в отдельно взятой стране. Возможен только коллективный иммунитет глобального масштаба, достигать которого нужно сообща.

Эту простую истину прекрасно понимают врачи или ученые, представители влиятельных международных организаций гуманитарной направленности. Но, как показал опыт коронавируса, с ней готовы согласиться правительства далеко не всех государств. В разгар пандемии призывы к всеобщей солидарности и взаимопомощи в борьбе с болезнью, к отмене санкций, которые мешают работе систем здравоохранения, и даже к прекращению огня в "горячих точках", по сути, провалились. Национальный эгоизм, "пещерная логика" времен холодной войны, параноидальные фантомные страхи, попытки защитить собственные, узкие геополитические интересы сплошь и рядом оказывались гораздо сильнее общечеловеческих ценностей.

Государства стали закрывать свои границы без предупреждения или консультаций с соседями. Не торопились делиться информацией (в том числе жизненно важной для работы ученых и медиков) или помогать друг другу медикаментами и оборудованием. Кто-​то предпочитал решать проблемы самостоятельно, кто-​то - за счет других.

"Прививочный национализм", коммерческие войны уже стали причиной множества ничем не оправданных жертв

Даже на время пандемии санкционная политика не претерпела изменений. Напротив, борьба, к примеру, с мирным коммерческим проектом "Северный поток - 2" лишь усилилась. Продолжились, а иногда и с новой силой вспыхивали войны: конфликт в Нагорном Карабахе, неугасающие столкновения в Сирии, Ливии, Афганистане, периодические стычки на границе Китая и Индии, ряд конфликтов в Африке. Торговая война между Соединенными Штатами и Китайской Народной Республикой усугубилась идеологическим противостоянием и окончательно превратилась в некое подобие холодной войны. Больше сейчас и откровенных провокаций, в частности в Европе. За минувший год стало привычным, что корабли НАТО постоянно приближаются в Балтийском и Черном морях к российским границам, иногда даже нарушая их.

Пандемия нанесла удар и по процессам интеграции. Особенно наглядно эти тенденции можно проследить на примере Европейского союза, в прежние времена - одного из самых прочных объединений. COVID-​19 продемонстрировал, что перед лицом общей беды Европа вовсе не едина. В разгар эпидемии европейские страны даже не стали поддерживать друг друга. Помощь Италии, где ситуация с заболеваемостью вышла на критический уровень, пришла не от других членов Евросоюза, которые отказались принимать в свои госпитали итальянских больных, а из России и Китая. Более того, при таможенных процедурах Чехия даже изъяла маски и респираторы, предназначенные итальянцам. Лишь с сильным опозданием Италии оказали поддержку Польша, Румыния и Германия. Австрия, Германия и Люксембург в конце концов согласились предоставлять места в больницах для пациентов из соседних стран - Бельгии, Голландии, Франции и Италии.

Дмитрий Медведев. Шесть уроков одной пандемии
21.04.2021. Дели, Индия. Погребальные костры умерших от COVID-​19 в крематории Нью-​Дели. Фото: Getty Images
После того как первый пик пандемии остался позади, европейские институты начали своего рода работу над ошибками, попытались адаптироваться к ситуации и разработать предупредительные меры на будущее. За 2020 год Европейский союз принял более тысячи решений, чтобы свести к минимуму негативные последствия коронавируса, защитить не только жизнь, но и доходы людей. Был утвержден расширенный бюджет и фонд NextGenerationEU, что в совокупности дало возможность предоставить чуть ли не самый крупный стимулирующий пакет на общую сумму 1,8 триллиона евро (Европейская Комиссия, Сводный доклад о деятельности Европейского Союза за 2020 год).

Третий урок пандемии: взаимное доверие государств важнее коммерции, идеологии и конкуренции

Распространение коронавируса обнажило еще одну проблему - глобальный кризис доверия. Он проявился в игнорировании международных организаций, "противостоянии вакцин", постоянных взаимных подозрениях и поисках виновных в распространении вируса. Сильно пошатнулся авторитет Всемирной организации здравоохранения. Многие страны первоначально уклонялись от сотрудничества с ВОЗ, а США фактически прекратили финансирование этой организации. Потом сотрудничество по линии ВОЗ как-​то наладилось. Однако проблемы остаются и по сей день. Главная из них в том, что у организации отсутствуют рычаги принуждения государств к проведению единой, согласованной на всех уровнях политики. Национальные правительства вправе не подчиняться рекомендациям ВОЗ или выпускать свои решения, иногда противоречащие всемирным. В связи с этим необходимо задуматься о придании ВОЗ полномочий по принятию в чрезвычайной ситуации (например, в условиях пандемии) значимых мобилизационных решений в интересах всего мирового сообщества. Вероятно, для получения ВОЗ таких полномочий потребуется принятие членами ООН международной конвенции о сотрудничестве в данной сфере.

Пока, к сожалению, не сформирована система гарантий, которые предотвращали бы опасное развитие событий при возникновении новой пандемии. История знает примеры, когда именно международное сотрудничество и отказ от идеологических догм позволили врачам и ученым разных стран выработать эффективные средства борьбы с распространением тяжелых болезней - таких как полиомиелит, корь, оспа. Сейчас геополитические интересы государств сталкиваются даже в вопросах вакцинации. В мире существует около десятка вакцин. Но ни одна из них не сертифицирована во всех странах.

Почему так происходит? Ответ очевиден. Все страны стремятся поддерживать в первую очередь своих производителей. Кроме того, вопросы вакцинации приобретают идеологическую окраску: "свое - значит лучшее!", даже если этому нет подтверждений. Действует и коммерческий интерес, когда страны стремятся выгодно продать собственную вакцину на международном рынке и победить конкурентов. При этом забывается одно "но": каждая из таких ампул - это спасенная или потерянная человеческая жизнь. "Прививочный национализм", коммерческие войны уже стали причиной множества ничем не оправданных жертв. Слабость ВОЗ и отсутствие наднационального органа, влияющего на эпидемиологические меры различных государств, становятся в буквальном смысле смерти подобны.

Совершенно очевидно: все государства мира не просто должны, а обязаны сейчас поступиться собственными геополитическими интересами ради спасения людей. Признать вакцины, произведенные в других странах. Но главное - снабдить ООН или ВОЗ достаточным количеством таких препаратов для передачи странам, неспособным закупить их самостоятельно.

Все государства мира не просто должны, а обязаны сейчас поступиться собственными геополитическими интересами ради спасения людей. Признать вакцины, произведенные в других странах

С вопросом о взаимном признании вакцин тесно связан еще один аспект внешней политики - так называемые ковидные паспорта (или, как их иносказательно называют в ряде стран, - "паспорта возможностей"). Это самый простой и логичный способ восстановить одно из базовых прав граждан - права на свободу перемещения, позволяя "открыть границы" и при этом обеспечить безопасность людей. Однако такая система может эффективно работать, только если различные вакцины будут признаны большим количеством стран. И, что особенно важно, - при создании единой системы обмена информации о заболевших и привитых, например под эгидой ВОЗ или иного уполномоченного органа ООН.

Дмитрий Медведев. Шесть уроков одной пандемии

04.03.2021. Москва. Врачи везут пациента по коридору городской клинической больницы №15
имени О.М. Филатова. Фото: Сергей Карпухин / ТАСС
Вновь, как и год назад, приходится повторить: обе этих организации должны предоставить необходимую площадку для выработки инициатив, которые помогут справиться с опасной инфекцией на всех континентах планеты. Это не просто роль, это миссия, которая должна быть возложена на влиятельные и авторитетные международные структуры. Именно они способны стать выше предубеждений и политических интересов, которые в настоящее время мешают сотрудничеству в глобальном масштабе.

"Вакцинный национализм" подогревают и взаимные серьезные подозрения разных стран в том, что смертельный вирус имеет рукотворную природу. Основанием для таких утверждений служит сам факт существования лабораторий, которые ведут изучение смертоносных вирусов в США и, что для России особенно тревожно, на территории наших партнеров по СНГ. Деятельность таких центров абсолютно непрозрачна. Международный контроль над подобными исследованиями отсутствует. Опасность "утечки" инфекции, которую мир уже может не пережить, достаточно реальна. Безусловно, нужна система контроля над такими лабораториями, основанная на принципах взаимной открытости. Но еще важнее - создание межгосударственной системы взаимных гарантий и полной ответственности за возможные последствия распространения опасных веществ и препаратов. В условиях глобального мира их утечка в считанные часы способна привести к катастрофе. Кроме того, мировое сообщество должно договориться о том, что во внештатных ситуациях государства незамедлительно информируют друг друга о возникших угрозах - биологических и любых иных.

В предыдущей статье я писал о том, что необходимо в полном объеме выполнять Конвенцию о запрещении биологического оружия - один из основополагающих международных документов в сфере безопасности. После окончания пандемии будет важно фундаментально пересмотреть принципы международного сотрудничества в области биологических исследований. К сожалению, далеко не все наши партнеры проявляют готовность к сотрудничеству в этом направлении, что становится причиной напряженности и взаимного недоверия.

Кризис обострил и еще одну проблему: в виртуальное пространство все активнее переходит организованная преступность, террористические и экстремистские структуры. Это представляет собой серьезную угрозу для безопасности многих государств. Я упоминал такие темы, как совместная борьба с киберпреступностью, сотрудничество правоохранительных органов различных государств, развитие систем, обеспечивающих глобальную безопасность в цифровом мире. Необходимы новые законы и международные конвенции о противодействии терроризму и преступности в виртуальном пространстве. С сожалением приходится признать: работа в этом направлении идет слишком медленно. За прошедший год существенного прогресса достичь так и не удалось.

Четвертый урок пандемии: принуждение к вакцинации не слишком эффективно, просвещение необходимо

Насколько критична угроза, которую породил коронавирус? Нужна ли сейчас всеобщая вакцинация как предупредительная мера против новых вспышек пандемии? При всей очевидности ответа в обществе на этот счет есть разные мнения. Существуют и группы так называемых ковид-​диссидентов, которые активно призывают игнорировать рекомендации ученых и медиков.

Перед государством в связи с этим встают вопросы, очень неоднозначные с точки зрения морали. Насколько личные интересы граждан могут идти вразрез с интересами общества и противоречить нормам безопасности других людей? Имеет ли государство право принуждать граждан к обязательной вакцинации?

С начала пандемии во всех государствах идет просветительская работа. Гражданам объясняют и доказывают, что для общего блага иногда бывает необходимо поступиться личными интересами, удобством или даже базовыми правами, например на свободное передвижение. Что лечиться нужно независимо от того, хочешь ты этого или нет, поскольку есть большой риск заразить окружающих. Что все карантинные предписания властей исполнять обязательно. Равно как и вакцинироваться, если входишь в группу повышенного риска дальнейшего распространения вируса. В ответ слышатся вполне предсказуемые обвинения в "прививочном авторитаризме" и "нарушении прав человека".

Всегда ли такое принуждение оправданно? Вопрос спорный и сложный. С одной стороны, права человека - ценность незыблемая. С другой - есть граждане, которые напрямую взаимодействуют с вирусом или контактируют с огромным количеством людей, работают в медицинской и образовательной сфере, на предприятиях общественного питания, в государственных учреждениях, где всегда многолюдно. Их заражение ставит под угрозу здоровье и жизни остальных людей, нарушает чужие права. Важно найти необходимый баланс.

Конечно же, ради спасения миллионов свободу десятков и даже тысяч ограничивать можно. Так не раз происходило в ходе войн, при террористических угрозах, во время эпидемий. Но "можно" не означает "обязательно". И хотя некоторые страны фактически заставляют своих граждан вакцинироваться, Россия таким путем не пошла: вакцинация в нашей стране является в целом добровольной. Хотя постановления об обязательной вакцинации отдельных категорий граждан к концу октября были приняты во всех регионах России. При этом дискуссии на тему тотальной обязательной вакцинации продолжаются и на экспертном уровне, и, что называется, в домашней обстановке.

В определенных ситуациях общественная безопасность всего населения важнее соблюдения прав и свобод отдельного гражданина. Защита большинства - фундаментальный принцип демократии

Разберем несколько подробнее эту тему, по которой мне также приходилось уже высказываться. Все страны применительно к обязательной вакцинации разделились на три группы: а) те, где введена обязательная вакцинация; б) те, где введена обязательная вакцинация для отдельных категорий граждан; в) те, где вакцинация остается сугубо добровольной. Россия, как уже было отмечено, попала в категорию "б)".

При этом у нас используются правоограничительные меры в отношении невакцинированных лиц, которые состоят в возможности введения запрета на выезд в другие страны, возможности отказа в приеме в образовательные организации и учреждения здравоохранения, возможности отстранения от работы или отказа в приеме на работу. Вакцинация от коронавируса не включена пока в общий национальный календарь прививок. Не установлена также и уголовная или административная ответственность за неисполнение гражданами обязанности по вакцинации (при том, что ответственность установлена для юридических лиц за невыполнение предписаний Роспотребнадзора). Иными словами, пока законодательство в этой сфере остается в нашей стране весьма либеральным.

В противовес этому в целом ряде стран введена обязательная вакцинация (Таджикистан, Туркменистан, Индонезия, Фиджи, Саудовская Аравия и, с известными оговорками, Италия, некоторые другие государства). В США вводится обязательная вакцинация и/или обязательное тестирование в организациях со штатом более ста человек. В Европе в ряде государств установлены очень высокие штрафы за отказ вакцинироваться, в Италии - не только штрафы, но и иные меры административного принуждения, а во Франции - даже уголовная ответственность. Законность применения обязательной модели вакцинации была подтверждена Европейским судом по правам человека в принятом 08.04.2021 решении по делу "Вавржичка и другие против Чешской Республики". Этим решением были признаны правомерными такие меры принуждения к обязательной вакцинации, как административный штраф и прекращение допуска непривитого ребенка в детский сад, а сама вакцинация признана обязательной и необходимой в демократическом обществе. В экстренной ситуации ЕСПЧ выступил без типичной для него риторики, фактически принуждая конкретных лиц вакцинироваться. Ведь, когда речь идет о жизни и здоровье миллионов людей, политические игры и злоупотребление своими правами должны быть прекращены.

Напомню, что вакцинация впервые появилась в нашей стране на основании Указа Екатерины II об обязательной вакцинации (вариоляции) против оспы, изданного в 1796 году. Это был способ, изобретенный еще в Древнем Китае. В Советском Союзе был создан профилактический календарь прививок и проводилась обязательная вакцинация против оспы, сыпного тифа, малярии, туберкулеза, полиомиелита. К сожалению, эта система была разрушена вместе с исчезновением СССР, а отношение к вакцинации стало формироваться под воздействием невежественной антивакцинной пропаганды. Она велась и ведется на основе противоречивых и недостоверных фактов, граничащих в ряде случаев с умышленными противоправными действиями, представляющих явную угрозу общественной безопасности. Именно поэтому наша страна сталкивается с такими трудностями при проведении вакцинации. И если мы не найдем способов убедить людей в безответственности, даже, скажем прямо, асоциальности такого поведения, нас ждут еще более тяжелые времена.

Есть много способов для того, чтобы преодолеть пессимизм и скепсис, развеять опасения людей. Их возражения сводятся в основном к тому, что вакцины против коронавируса - препараты новые и пока плохо изучены, сделаны в ускоренном режиме, имеют ряд побочных эффектов. И главное, что многих пугает: после прививок все равно сохраняется риск заболеть. Эксперты уже не раз давали на такие претензии аргументированные и подробные ответы. Разъясняли, что все вакцины прошли полный цикл процедур сертификации, некоторые этапы исследований шли параллельно и одновременно - в условиях эпидемии это нормальная практика. Побочные эффекты вакцинирования известны и описаны в специальной литературе. Выделены группы пациентов, которым прививаться нежелательно. Но важнее всего то, что вакцинированные люди если и болеют, то без тяжелых последствий. Это, кроме прочего, позволяет снизить нагрузку на медицинские учреждения, больше внимания уделять пациентам с другими болезнями, вести плановое лечение и операции. Особенно остро эта ситуация проявилась осенью этого года, когда при 45% коллективном иммунитете в России каждый день регистрируется более тысячи смертей от коронавируса. Чтобы побудить людей вакцинироваться, работодатели используют систему поощрений: отгулы, единоразовые выплаты, удобный индивидуальный график и формат работы. Те же методы "работают" и в масштабах государства, когда люди с сертификатом о вакцинации получают беспрепятственный доступ на публичные мероприятия и в общественные места, могут без ограничений путешествовать, работать или учиться очно, а не на удаленке. Немаловажен в этом смысле и личный пример вакцинации, который подают известные персоны, лидеры общественного мнения вплоть до первых лиц государства.

Нельзя сбрасывать со счетов и чисто маркетинговые ходы, пропаганду антиковидных препаратов, возможность выбирать между разными видами вакцин. Необходимо увеличить их доступность, чтобы люди могли сделать прививку быстро, бесплатно, в наиболее удобном для них пункте вакцинации. И, конечно, важную роль играет здесь международное сотрудничество - как для расширения ассортимента применяемых вакцин, так и при введении всеобщих ковид-​паспортов. Хотя опыт последнего времени и показывает, что всего этого недостаточно для формирования ответственного социального поведения в кризисный период.

Возможны и "обратные" способы - значительно ущемить права непривитых. Имеется в виду перевод на удаленку, отстранение от работы с людьми, уменьшение выплат из-за того, что ковид-​диссиденты несут угрозу для общества. Такие методы, как уже было сказано, уже активно используются во многих странах. Безусловно, это создает определенную сегрегацию по прививочному признаку. Однако такие меры - достаточно эффективны, и у большинства они встречают понимание и поддержку. Ведь непривитые люди вредят не только себе, но и окружающим, особенно детям, которых пока, в большинстве стран, не вакцинируют. Поэтому совершенствование законодательства в этой сфере - тот вызов, на который нашему государству еще предстоит найти ответ. И, скажем прямо, такой ответ должен будет зависеть от уровня угрозы общественной безопасности, которую создает пандемия. В определенных ситуациях общественная безопасность и социальное благополучие всего населения становятся важнее соблюдения прав и свобод отдельного гражданина. Защита большинства - фундаментальный принцип демократии. Нравится это кому-​то или нет…

Дмитрий Медведев. Шесть уроков одной пандемии

28.06.2021. Москва. Резервный госпиталь для больных COVID-​19 в ледовом дворце "Крылатское". 
Фото: Агентство новостей "Москва"
Пятый урок пандемии: нет худа без добра

Об ущербе от распространения коронавируса сказано уже много. Но в чем-​то даже такое тяжелейшее испытание человечество смогло обратить себе на пользу, совершить то, о чем раньше так не задумывалось. Есть в опыте прошедших двух лет и положительные моменты, которыми мы, как ни парадоксально, обязаны именно пандемии.

Главный из них - мы научились быстро реагировать на самые тяжелые и непредсказуемые вызовы. В феврале 2020 года никто в России даже предположить не мог, что за короткий срок станет возможным столь многое. Удалось осуществить эффективную мобилизацию системы здравоохранения, перевести на новые принципы работы органы власти, наладить выпуск жизненно необходимых лекарств, вакцин, средств защиты, построить и ввести в эксплуатацию новые госпитали и больницы, наладить надежную систему оповещения и информирования граждан с помощью электронных сервисов. Это потребовало колоссального напряжения сил и огромных ресурсов, но цели были достигнуты. Подобный опыт крайне важен на будущее.

COVID-​19 серьезно ускорил четвертую промышленную революцию. С марта 2020 года произошел взрывной рост количества и качества разнообразных онлайн-​сервисов, будь то доставка продуктов, доступ к государственным услугам, виртуальные культурные мероприятия, банковские платежи или дистанционное обучение. Вызвано это было срочной необходимостью избежать физических контактов между людьми. Но онлайн-​инструменты уже прочно вошли в нашу жизнь, стали крайне востребованы, привычны и необходимы каждый день.

Вместе с тем появилась новая проблема, которой раньше уделяли гораздо меньше внимания: цифровое неравенство отдельных граждан, а также целых регионов и государств. Так, в настоящее время уходят в прошлое наличные расчеты, идет повсеместный переход к безналичным формам платежей. Однако, по разным оценкам, 1,7 миллиарда человек, то есть 22% населения Земли, все еще не имеют доступа к современным банковским технологиям ("Ведомости", "Вирусные изменения: как пандемия приблизила неизбежное будущее", 30.07.2020). Люди, отрезанные от цифровых сервисов и устойчивого интернета, лишаются жизненно важных возможностей.

К разряду фейков относится пятая часть информации о COVID-​19. Государства столкнулись с попытками манипулировать общественным мнением

Пандемия принесла с собой кардинальные перемены в отношении сотрудников и работодателей. Многие рутинные процедуры, в том числе и документооборот, перешли "в цифру". Окончательно утвердилась новая форма занятости - удаленная, которая раньше считалась скорее исключением из правил. Имея устойчивый интернет-​канал, сотрудник уже не привязан к офису работодателя и даже к определенному городу, он может находиться в любой точке земного шара. Как следствие - усилился процесс перемещения людей в более комфортные для них места, повысились требования к региональным интернет-​ресурсам.

В то же время государства встали перед необходимостью правового регулирования дистанционной занятости и ее законодательного оформления. Немало правовых коллизий связано с ответами на вопросы о том, можно ли платить удаленным работникам меньшую зарплату, как обеспечивать их трудовые права, какие вводить ограничения и преференции. Предстоит определить четкий правовой контур для такой формы занятости, и это процесс долгий и сложный. В нашей стране изменения в трудовом законодательстве по удаленной занятости были приняты в кратчайшие сроки. И это позволило защитить большое количество работников, которые работают дистанционно. Сейчас идет процесс накопления правовой практики по таким трудовым договорам. Очевидно, что коллизий здесь остается все равно немало.

Неоднозначное отношение сохраняется в обществе и к дистанционным способам получения образования, в том числе среднего и высшего. С одной стороны, его с полным правом можно назвать шагом вперед - в цифровое пространство нового тысячелетия. Оно уравнивает возможности людей, живущих в разных точках мира, обеспечивает им одинаковый доступ к образовательным программам. С другой - во многих случаях качественные знания можно получить только в очном формате, при непосредственном общении с преподавателем. Здесь тоже необходимо достичь разумного баланса, отрегулировать все организационные, правовые и финансовые вопросы.

Есть еще один эффект пандемии, который относится к сфере информации, массмедиа и больших массивов статистических данных. Кроме борьбы с самим вирусом, противостоять пришлось и мощным информационным атакам, потоку новостей, способных посеять в обществе панику и хаос. По различным оценкам, к разряду фейков относится почти пятая часть всей информации о COVID-​19. И это еще оптимистические оценки… Многие государства столкнулись с попытками манипулировать общественным мнением, дестабилизировать и без того непростую обстановку. Потребовались новые подходы к сбору и обработке достоверной и всеобъемлющей статистики, к просветительским и информационным проектам, рассчитанным на массовую аудиторию. В России и других государствах были также приняты законы, которые вводили серьезные меры ответственности за распространение недостоверной и провокационной информации. Не стоит считать это ограничением свободы слова или цензурой. Речь - о заведомо ложных (умышленно распространяемых) сведениях в условиях, когда каждое неосторожное слово способно вызвать критически опасный резонанс, стать триггером общественного напряжения и даже преступлений.

Дмитрий Медведев. Шесть уроков одной пандемии

25.03.2020. Москва. Надпись на асфальте напротив многопрофильного медицинского центра "Новомосковский". 
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС
Шестой урок пандемии: вирус, который надолго с нами

Хотим мы того или нет, коронавирус вошел в нашу жизнь и останется в ней очень надолго. Даже при условии, что после массового вакцинирования человечество выработает против этой болезни коллективный иммунитет, сохраняется возможность новых локальных вспышек инфекции. Есть все основания полагать, что ситуацию в целом в ближайшие месяцы удастся взять под контроль. Но также очевидно и другое: необходимо сохранять постоянную готовность к отражению подобных угроз в будущем. От государств всего мира это требует серьезнейшего внимания ко всем системам, ответственным за жизнь, здоровье и благополучие граждан. Необходимо внедрение новых технологий и инструментов во все сферы экономики и жизни. Нужно направить максимум сил и ресурсов на устранение ключевых точек неравенства в обществе, поддержку наиболее уязвимых категорий людей, создание "подушки безопасности" на случай чрезвычайных обстоятельств. Каждому человеку должен быть гарантирован доступ к качественной медицинской помощи - как экстренной, так и плановой, к лекарствам, вакцинам, средствам защиты. Ко всему тому, что позволяет людям не просто выживать в сложные времена, а полноценно жить каждый день.

Есть все основания полагать, что ситуацию в ближайшие месяцы удастся взять под контроль, но необходимо сохранять постоянную готовность к отражению подобных угроз в будущем

События этих двух лет уже оставили в истории нашей цивилизации неизгладимый след. Федор Михайлович Достоевский писал, что "каждый человек несет ответственность перед всеми людьми за всех людей". Сейчас каждому из нас требуется переосмыслить меру своей личной ответственности за собственное здоровье и безопасность других людей. За все, что происходит с нашим миром, и в целом - за судьбу всего человечества. [url=][/url]


Читайте также: 



01.11.2021
Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.